Гурбан Масимов: Миссия театра — в умении завязать разговор со зрителем

гурбан масимов 2

Многие воспринимают кукольный театр исключительно сквозь призму детства. Он первым приобщает нас к театральному искусству, принося не только радость понимания искусства театра, но воспитывая художественный вкус, обучая восприятию окружающего мира. Но разве взрослея мы не перестаем учиться? И при этом так хотим сохранить вкус детства, с которым связан этот театр, позволяющий окунуться в атмосферу удивительного искусства — мира оживающих кукол, куда мы с удовольствием отправляемся, сопровождая своих детей.

Да и сам театр не желает оставаться в рамках только детского. Главный режиссёр Азербайджанского государственного театра кукол им.А.Шаига Гурбан Масимов в последнее время успешно реализовывает постановки спектаклей для взрослой публики. Именно с ними и гастролирует наш театр кукол, также принимая участие в разных фестивалях, посвященных древнейшему искусству, с которым связана история человеческой цивилизации. Очень приятно, что наш отечественный Театр кукол уже завоевал имя за рубежом, являясь членом Международного союза кукольных театров UNIMA. Примечательно, что президентом UNIMA со стороны азербайджанских кукольных театров является директор столичного Театра кукол Рашад Ахмедзаде, чем очень гордится весь его коллектив. Скоро состоятся Дни культуры Азербайджана в Греции, и потому не удивительно, что с новостей об очередной поездке и началась наша беседа с Гурбаном Масимовым…

Г.М.: С 29 мая по 5 июня 2016 года при поддержке Министерства культуры и туризма мы отправляемся в Грецию с тремя спектаклями: «Чёрное и белое» Камрана Шахмардана и «Шоу Чанта-трио» и «Звонок» — в моей постановке. Первые два уже имеют опыт общения с зарубежной публикой, и нам очень интересно, как воспримут за рубежом «Звонок».

— Жизнь Театра кукол им.А.Шаига насыщена выездными спектаклями…

— Верное замечание… С 13 по 20 апреля наш театр участвовал в XI Международном фестивале театров кукол «Муравейник-2016», который проходил в российском городе Иваново. Мы повезли уже упомянутый спектакль «Чёрное и белое», художником постановщиком которого является россиянка Татьяна Мельникова. По идее директора Рашада Ахмедзаде, мы сыграли спектакль на азербайджанском языке без перевода на русский, хотя такая возможность была. Аргументировал он это очень просто: фестиваль — международный, а посему родной язык будет более чем уместен. После мы услышали множество положительных оценок, включая и ту, что азербайджанский язык невероятно мелодичен и красив. Сам спектакль вызвал сильнейшие эмоции у публики, вплоть до слез, — настолько люди в зале сопереживали судьбе главного героя. В последнее время прослеживается тенденция именно на подобную реакцию зрителей. В течение всего спектакля зал часто аплодировал, реагируя даже просто на вывод куклы на сцену и отмечая мастерство актера. Всем показалось, что с куклой работают двое, на самом же деле актер был один.

— Такое внимание публики не может не радовать…

— Не всегда. Я заметил, что в российских театрах стало больше практиковаться открытое кукловождение. И случается, актер начинает играть больше куклы, выставляя на передний план себя, переключая внимание зрителя на собственные артистические возможности. С одной стороны, нельзя не отметить его отличные драматические способности, но с другой — теряется кукла. Умение наших актеров работать с реквизитом даже ставили в пример коллегам из других театров. Понятно, что специфика постановок весьма разнообразна, но о главенствующей роли куклы забывать нельзя.

— Теряется специфика кукольного искусства?

— Есть такая предпосылка… Может быть, я несколько пессимистичен, но отсмотренные постановки в рамках разных фестивалей оставляют ощущение, что на первый план сегодня выходит актер. Тут надо учитывать и характер самого артиста — кукольник хочет выйти из тени своей куклы. И все равно: утверждал, утверждаю и буду утверждать, что в кукольном театре главное действующее лицо — кукла. Все остальное — её продолжение и приложение.

гурбан масимов звонок
Автор и режиссёр-постановщик Гурбан Масимов, актёр Рагим Рагимов («Звонок)

— Ваша последняя работа — «Звонок» практически построена на открытом вождении и при этом скрывает самого актера…

— В этом случае актер превращается в куклу, ведя ее. Работа над постановкой была одновременно и легкой, и сложной. Именно из-за работы актера. Видна только кукла, точнее — ее голова. Руки и ноги принадлежат человеку, а головой он двигает благодаря специальным приспособлениям. Но они ограничивают ему угол обзора, можно сказать, актер двигается вслепую в полутьме. А на сцене достаточно много реквизита, который участвует в действе. Надо было выработать пластику, способную заменить любые речевые обороты, ведь спектакль идет без слов.

— Но ведь для театра кукол подобная подача не характерна?

— Верно. Это совершенно новый для нас подход. Чтобы добиться практической безусловности в действиях актера, во время репетиций я, как режиссер, применял технику восточных единоборств — его глаза были закрыты. Рагим Рагимов, сыгравший старика, буквально считал шаги вместе со мной. Он уже во второй раз выходит в моно-спектакле, но работа в «Звонке» для него была особенно интересна сложностью поставленной задачи.

— Своим спектаклем вы хотите сказать о том, что сегодня человеку не хватает любви?

— Безусловно! Все молчат, что им не хватает любви, но все в ней нуждаются. Сегодня мир стал настолько равнодушным, что наметилась тенденция некоего воздействия на умы, когда безразличное отношение к окружающим, включая и близких, в порядке вещей как способ выживания в этом мире. И это — проблема!

— Но ведь вы рассказываете языком кукольного театра, а это предполагает легкую несерьезность?

— Думаю, миссия театра в целом заключается в умении завязать разговор со зрителем. Даже самые миниатюрные постановки способны затронуть глобальные темы. Все-таки стоит принять во внимание, что постоянным объектом изучения для театра всегда остается человек. Кто-то говорит через музыку, кто-то — через пластику… Мы говорим через кукол, но постановки ориентированы именно на взрослую публику. И этим мы даем установку на то, чтобы кукольный театр перестал рассматриваться как только детский. Нам есть что сказать и взрослым!

— Думаете, взрослые признаются себе, что они готовы общаться с куклами?

— Эти два спектакля, что я поставил и мы сыграли, убедили меня в правильности выбранного направления. Мы увидели, что мы это можем, и у нас это достаточно хорошо получается.

— Но и куклы «подработаны» под взрослого зрителя…

— Не буду отрицать этого очевидного факта. Но ведь это вполне естественно — в этих спектаклях мы ориентированы именно на взрослого зрителя. Хотя не могу не отметить, что есть и дети, которые стремятся попасть на них. Правда, это скорее те, кто связан с театром, но и других тоже привлекает «Звонок». И нижний возрастной предел — пять лет! Однако, по моему мнению, эти две последние постановки больше скажут зрителю старше 18 лет. Информация, идущая со сцены, требует жизненного опыта, чтобы понять этот язык.

— Но и актеров надо было научить этому языку?

— Начиная работу над постановками, я изначально сказал: если актер умеет оживлять кукол, то он способен оживить любой предмет на сцене. Этим и силен кукольный театр, что он ближе к анимации. В работе над спектаклем «Мелодия» мне надо было всего лишь дать характер и пластику мужским брюкам и женскому платью. Наделить их душой, дабы они смогли рассказать историю любви. И ведь удалось! А вот старик в «Звонке» — история иная. Здесь была кропотливая работа художницы Раваны Ягубовой, которая должна была найти образ. Мы вместе просмотрели огромное количество фотографий ветеранов, одиноких стариков… Так родился собирательный образ нашего героя — наш старик.

звонок
«Старик» — Рагим Рагимов. («Звонок»)

— Так ведь двумя спектаклями для привлечения взрослого зрителя в Театр кукол уже не ограничиться?

— Трудности и сложности меня не страшат, они скорее манят. Не привык сворачивать с выбранного пути. Теперь моя работа идет в двух направлениях — для детей и для взрослых. Да, и детям нужны новые герои. Например, наш режиссер Анар Мамедов завершил работу над спектаклем «Красавица и чудовище», а я решил адаптировать «Красную Шапочку» к национальному стилю. Головным убором главной героини станет qırmızı araxçın. У нас лишь волк останется в образе «залетного гостя», тогда как все остальные — исключительно местные (смеется). Добавлено несколько новых персонажей, каждый из которых несет определенную смысловую нагрузку.
Отдельно отмечу нашу постановку «Заколдованный лес», автором которой является ваш покорный слуга. Это история двух братьев — Магомеда и Халила, спасающих двух принцесс из лап чудовищ.

— Откуда берется материал, отметая в сторону классические произведения в той или иной переработке?

— Из головы! (смеётся). Скажу по секрету, я ведь изначально поставил перед собой задачу, принимая во внимание свою уверенность, что опытный режиссер способен создать спектакль из всего. К примеру, точкой отсчета для «Мелодии» стала веревка с бельем…

— …вариант этюдов в театральных училищах?

— С подобных заданий и начинается актерское обучение. Этому методу — делать что-то из ничего — я научился у ныне покойного кинорежиссера Тофика Исмайлова, преподававшего нам в университете. Он всегда предлагал создать сюжет из минимального набора предметов. Такие ежедневные задания вошли в привычку, а потому с созданием сюжетов особых сложностей не возникает. А синопсис «Звонка» можно охарактеризовать единственным предложением: «Одинокий старик ждет звонка». И на нем и строилась постановка, которая в свою очередь отталкивалась от реквизита на сцене. Молча говорить я научился у руководителя Театра пантомимы Бахтияра Ханызаде. Главное — идея, а подручные материалы совершенно не имеют значения. Нет у тебя под рукой гранита, лепи из глины…

— А из чего можно слепить любовь, о которой вы рассказываете в своих спектаклях?

— Из искренности, открытости…

— Думаете эти человеческие качества помогут противостоять вызовам времени?

— Вынужден признать, что современные реалии пытаются доказать ненужность этих чувств. Но что бы ни случалось, перед ними и любовью все бессильно.

— Но ведь мы черствеем душой!

— Как говорят японцы: «У каждого свой ДО». То есть каждый выбирает свой путь. Наша миссия совсем иная. Хотим мы этого или нет, она заложена в нас.

гурбан масимов 1

 

Газета «Каспiй» 21.05.2016

Фото из личного архива Г. Масимова

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s