До-Ви-Ма – остаться навсегда

Dorothy Virginia Margaret Jubaurl

Кто такая Довима?

Если даже вы не очень интересуетесь модой, то хотя бы раз в жизни видели фото Ричарда Аведона «Довима и слоны». Кстати, оно было опубликовано в одном из прошлых номеров нашего издания в рубрике «История одной фотографии». Было известно, что рост её составлял 173 см, а вот другие параметры неизвестны. Ходят слухи, что у неё была самая тонкая талия в модельном бизнесе. Довиму называли последней аристократкой среди моделей. У неё был сложная и трудная судьба.

Дороти Вирджиния Маргарет Джуба родилась в 1927 году в Квинсе и была наполовину полькой, наполовину ирландкой. У неё были темные волосы и красивые глаза. В десять лет Дороти заболела ревматизмом, а потому училась дома с приходящими учителями. Восемь лет из своей детской жизни она провела в постели, страдая от болезни. В результате ей не удалось получить какого-либо серьёзного образования, но она хорошо рисовала. А свои работы подписывала первыми слогами имени – так и возник знаменитый псевдоним Довима.

«Я никогда не считала себя красивой женщиной», – сказала она однажды. – Ребенком я была костлявым, долговязым существом с уродливыми передними зубами – я сломала их, играя в мамином шкафу».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Вопреки неутешительным прогнозам медиков До была объявлена полностью здоровой в восемнадцать лет. Она устроилась продавать леденцы в кондитерской на Пятой авеню, пошла учиться в художественную школу. В 1948 году она вышла замуж за Джека Голдена, сироту, который работал в банке и жил этажом выше. Он переехал к ней. Шесть месяцев спустя До выгнали из рекламного агентства, где она иногда подрабатывала.
И, может быть, совсем скоро мир узнал бы о художнице по имени Довима, если бы не каприз судьбы…

В мир моды она попала совершенно случайно: однажды Довима стояла у лифта на Лексингтон-авеню, 480, поджидая подругу. В это время к ней подошёл человек и сказал: «Пойдемте со мной!». Через полчаса у девушки была новая укладка, а также 17,5 долларов за фотосессию для журнала «Glamour». Уже на следующий день Довима стала моделью агентства «Ford». Её успех был молниеносным, кроме того она стала самой высокооплачиваемой моделью, ей платили от 30 долларов в час.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

«Это был молниеносный успех, – рассказывала До. – Меня направили к Эйлин Форд». На следующий день она уже позировала Ирвингу Пенну. Пенн попросил её улыбнуться. Она бросила на него загадочный взгляд, не желая показывать свои ломаные, потемневшие передние зубы, которые Довима сломала ещё девочкой, ударившись ими о мамин платяной шкаф. К двадцати годам зубы потемнели и сделали её улыбку, мягко говоря, непрезентабельной.  Но фотографов и редакторов модных журналов не останавливали стоматологические проблемы Довимы, – для них это были лишь незначительные дефекты, которые легко выправлялись ретушью. Зато всё остальное представляло большую ценность, создавая особенно утонченный образ, который приносил кучи денег.

— После той первой сессии «Vogue» снимал меня каждый день, и я сама уже начала думать о себе как о модели. Я была то примой-балериной, то танцовщицей, то кинозвездой, то клоуном, то брошенной женой. Я была всем, что можно выразить с помощью взгляда, жеста, позы, настроения и правильно подобранного костюма. Чем больше требовали фотографы, тем больше я готова была отдать. Я находила способы за три минуты изменить прическу… Иногда, если мы работали не в студии, я переодевалась в такси или под деревом. Однажды я переодевалась даже в телефонной будке.

Довима трудилась с полной отдачей. Она могла создать любой образ, а затем сменить его в считанные минуты.  Не прошло и месяца после первой съемки, как Довима стала почти ежедневно ходить на фотосессии для «Vogue». Она стала привыкать к работе модели, а постоянное перевоплощение в совершенно непохожие образы были похожи на какую-то увлекательную игру. Она никогда не поднимала «таксу» на свои съёмки, но за неё это делали сами работодатели, сражаясь за «фоточасы» Довимы словно на аукционе.

В августе 1950 года Довима поехала работать в Париж для «Harper’s Bazar». Когда она приехала в Египет для очередных съемок с Аведоном, её спросили, как ей понравилось в Африке.

Dovima_132.26_MetExhibtion

— Африка? – переспросила она. – Какая ещё Африка? Это же Египет. – ей сказали, что Египет находится в Африке, на что она ответила: — Надо было запросить двойную цену!

Много лет спустя Ричард Аведон рассказывал модели Лорен Хаттон об этой поездке.

— Она собиралась в путешествие по пустыне на верблюдах, — говорит Хаттон. – Дик велел всем не брать больше одной небольшой сумки, но Довима притащила огромный чемодан. Он решил, что у неё там одежда, и спросил: «Зачем ты тащишь с собой столько тряпок?» А она ответила: «Это не тряпки, это мои книги!» Но оказалось, что это всё комиксы – огромный чемодан комиксов.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

По словам друзей, Довима совсем не изменилась, даже когда деньги полились рекой (5000 долларов в первый год; 15000 во второй; 30000 к 1945-му) и она немного привыкла к этому новому миру. К 1953 году она успела поработать едва ли не со всеми знаменитыми фотографами. Но Эйлин Форд всё больше утомляла её. И потому она не смогла отклонить предложение Натали Пейн, бывшей модели Ford. В 1953 году Довима начала работать в новом модельном агентстве «Plaza Five».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— С Довимой иногда бывало непросто, — говорила Натали, — но если она опаздывала на студию, то обычно так раскаивалась, что её все прощали. Не уверена, что кто-то стал бы терпеть подобное поведение от какой-нибудь другой модели.

Довима появлялась на обложках всех модных журналов и работала со всеми основными фотографами. Девушка стала любимицей Ричарда Аведона, который сделал огромное количество её фотоснимков. А имя этого мастера камеры известно каждому ценителю искусства фотографии. Аведон открыл новую страницу в мире модной фотографии, освободив её от жестких рамок условностей.

В 1955-м они создали, возможно, самую знаменитую модную фотографию всех времен – «Довима и слоны» (Dovima at the Cirque D’Hiver). Она утверждала, что в тот день они сделали за час не меньше ста фотографий.

Dovima with elephants, Evening dress by Dior, Cirque d'Hiver, Pa

— Когда мы наконец закончили, мне казалось, что слоны – мои друзья и мы с ними работаем вместе. Мы синхронно раскачивались взад и вперёд, — вспоминала она.

Аведон хотел, чтобы она выглядела спокойной и отчужденной, словно никаких толстокожих рядом и в помине не было.

За фото «Довима со слонами, вечернее платье от Dior», выполненное специально для одной из выставок Ричарда Аведона, покупатель заплатил рекордную сумму в $1 151 976 на аукционе Christie`s в 2010 году. Американская красавица ирландского происхождения с восхитительными пропорциями и глазами цвета бирюзы составила славу агентства Ford в те времена, когда модели требовались лишь кутюрным домам и модным журналам. Она воплощала тип роковой женщины своего времени. Довима – любимая манекенщица Кристиана Диора и Жака Фата. Ричард Аведон называл Довиму «самой удивительной и необычной красавицей своего времени».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Сама Довима никогда не считала себя красивой, а из-за худобы комплексовала. Никогда не сидела на диетах, наоборот, старалась набрать заветные килограммы. Модельный бизнес не воспринимала серьезно и даже ненавидела свою работу.

«Она была суперутонченной моделью эпохи утонченности – уж точно не девушкой из соседнего дома», — сказал однажды о ней Джерри Форд. Но на самом-то деле Довима как раз была девушкой из соседнего дома.

Все, кто общался с Довимой отмечали её очарование, утонченность, умение перевоплощаться. Она могла быть танцовщицей, кинозвездой, клоуном, домохозяйкой в кадре. Меняла позы, жесты, была очень податливым «материалом» для фотографов. Но в тоже время она была необыкновенно глупа. Это её качество отмечали все, кто с ней пытался общаться на более-менее отвлеченные от модельного бизнеса темы. Кроме, как позировать перед фотокамерами знаменитых фотографов, Довима больше ничего не умела. Некоторые её поступки иногда становились поводом для насмешек окружающих. Например, она могла использовать биде в номере гостиницы в качестве вазы для цветов.

К 1955 году муж Довимы Джек Голден потерял работу в банке. В этом году он жил в Париже за счёт Довимы. Как-то раз он напился, как это с им часто бывало, и вывалил под ноги репортеру мусорное ведро. До спокойно стояла рядом, дожидаясь, когда он позволит ей убрать.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— Если бы не муж, зачем бы мне это было нужно? – спрашивала она другого интервьюера. – Думаю, мой муж – единственный мальчик в моей жизни, который считал меня красивой.

Довима повысила свою ставку до 60 долларов в час. Теперь она работала не более четырёх часов в день. В 1957-м она снялась в музыкальном фильме Стэнли Донена «Смешная мордашка» в роли модели по имени Мэрион. Вернувшись в Нью-Йорк, она пошла учиться в актёрскую студию Ли Страсберга. Тогда для моделей открывался новый мир, мир телевидения, и Довима была полна решимости стать его частью. Она снималась в нескольких телевизионных программах, развелась с Голденом и снова вышла замуж за Алана Мюррея, чиновника службы иммиграции и натурализации. Она отдала ему все свои деньги, как уже отдавала Голдену. Они жили в девятикомнатной квартире на Седьмой авеню и почти каждый вечер ходили куда-нибудь развлекаться. В 1958 году у них родилась дочь Эллисон. Роскошная жизнь требовала всё больше финансовых средств. Довима становилась старше, но тем не менее в конце этого года она снова повысила свою ставку до 75 долларов в час.

— Она вышла за своего второго мужа, которого нельзя было назвать приятным человеком, — вспоминала Натали Пейн. – Он велел ей поднять ставку, хотя мы были против. У неё была масса заказов, она подняла ставку, и заказы прекратились. Тогда она захотела получить часть агентства. Так сказал ей муж. Она была просто марионеткой в его руках, по крайней мере так мне казалось. И тогда она объявила всему миру, что владеет частью «Plaza Five», — разумеется, так оно и было, — даже не обсудив это со мной. Мой адвокат встретился с ней, и она потребовала, чтобы ей платили столько же, сколько и мне, что, на мой взгляд, было не очень разумно. В конце концов, я выкупила её долю, и очень жаль, потому что она могла бы далеко пойти в этом бизнесе. У неё были отличные отношения с девушками; она могла работать с прическами и макияжем. Она много чего могла сделать.

tumblr_m2csnih5ro1qh0yodo1_1280

Довима всегда считала свою жизнь историей Золушки, и неудивительно, что она сама запланировала счастливый конец. Она твёрдо решила не ждать того момента, когда камера станет жестокой и уйти с модельного бизнеса на пике своей славы. И хотя Довима продолжала позировать до 1962 года, позже она говорила, что решение пришло к ней на верхней ступеньке кованой железной лестницы в студии Аведона в 1959-м. Она была одета во что-то ярко-розовое и держала огромную букву «А», которая должна была стать частью логотипа «Harper’s Bazaar» на обложке. Посмотрев вниз, она вспомнила совет друга уйти, когда она окажется на вершине. «Это моя последняя съёмка», – сказала она изумленному Аведону. По окончании работы он лишь откупорил бутылку Dom Perignon.

В 1958 год Довима родила дочь Эллисон, но её появление на свет не спасло семью. Второй брак Довимы распался в 1960 году. В тот же год она переехала с дочерью в Лос-Анджелес в надежде продолжить свою актёрскую карьеру. Её второй муж заявил о похищении ребенка в ФБР. Вследствие этого Довима потеряла опеку над Эллисон во время развода и больше никогда не видела девочку.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Спустя восемь лет Довима возвращается в Нью-Йорк и подписывает контракт с недавно созданным агентством «Wilhelmina Models», по которому она должна интервьюировать поступающих моделей и помогать на семинарах по искусству создания модных причёсок и макияжа. Через два года ей это надоело и захотелось двигаться дальше. Она разослала письма потенциальным спонсорам, чтобы открыть своё собственное дело. «Настало время для появления агентства Довимы», — было написано там. На самом деле время не настало, но Довима продолжала заниматься этим проектом и в конце концов открыла на деньги бизнесмена Берни Корнфилда «Talent Management International». И хотя это было вполне достойное агентство, шансов у него не было. Когда у Корнфилда начались проблемы с законом, он просто закрыл его. На этом и закончилась карьера Довимы. Вскоре она уже работала продавщицей в магазине одежды. Потом она перенесла тяжёлую пневмонию и в 1974-м переехала во Флориду, чтобы быть поближе к своим родителям.

— Я выкинула свои накладные ресницы, — говорила она о том решении.

Изысканная и недосягаемая Довима, всегда в душе была простой девушкой с соседнего двора, мечтавшей о простом женском счастье. И она в конце концов нашла его с Вестом Холлингвортом, барменом в ресторане, где она работала официанткой. Они поженились в 1983-м году и 3 года были счастливы. В 1984 году Довима перешла на работу в Пиццерию в качестве хозяйки. Она сказала, что работала с хорошими людьми и была талисманом для своей футбольной команды. Она наслаждалась этим статусом, как местная знаменитость. Семейное счастье было прервано, когда у Холлингворта диагностировали рак. В 1986 году его не стало. Вскоре после этого у неё обнаружили рак груди. Следующие четыре года она прожила одна, несчастная и чаще всего пьяная. Довима скончалась 3 мая 1990 года. Последним выражением преданности, от которого у Эйлин Форд по её собственному признанию до сих пор сжимается горло, было то, что Довима поручила своему бывшему агентству управление её имуществом.

— Я поехала и вскрыла сейф, – говорит Форд. – В нем было всего сто долларов.

Довима познала много жизней: инвалида, топ-модели, жены, матери, актрисы и официантки. Но это не имеет значения – её наследие и вклад в моду и модельный бизнес остается самым заветным. Она была моделью, супермоделью и это навсегда…

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Реклама

One comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s