Махмуд Салах. Моя миссия

dsc03862_redtalk

С чем чаще всего ассоциируется Азербайджан за рубежом? Первыми называются Баку, Гыз галасы, Flame Towers, мугам… Последний завоевал любовь иностранцев раз и навсегда. Концерты исполнителей этого искусства собирают аншлаги, а слушатели из раза в раз пытаются постичь высоту и глубину этой музыки. Мы же, выросшие и впитавшие с детства ее прелесть и волшебство, редко задумываемся о философской составляющей мугама. Более того, современное исполнительство постепенно нивелирует изначальность этой подоплеки, а в эфирах все чаще и чаще начинает звучать «поп-мугам», ориентированный на огромную массовую аудиторию. Плохо это или хорошо, оценивать не мне. Но, к счастью, и сегодня есть люди, посвятившие себя внимательному изучению и сохранению азербайджанского нематериального наследия, прошедшего долгий путь и по сей день оставшегося привлекательным и манящим в путешествие по дороге через века…

Махмуд Салах – имя, которое за границами нашей республики привлекает множество ценителей древнего восточного искусства исполнения мугама. Его концерты весьма редки на родине. Он признан лучшим исполнителем на гавале среди современников. Помимо концертной деятельности Махмуд Салах занимается исследованиями музыки Ближнего и Среднего Востока, а также преподает в Азербайджанской национальной консерватории и в Азербайджанском государственном институте искусств. Он известен как создатель уникального в своем роде тара, способного одновременно воспроизводить звучание семи инструментов Востока (тар, канон, сетар, сантур, ситар, саз и уд) и обладающего богатым полифоническим звучанием, которое сопоставимо с исполнением оркестра.  Создатель и художественный руководитель мугамного ансамбля «Qədim Şərq», новаторский стиль исполнения которого базируется на традиционных основах мугама. При этом каждая музыкальная композиция в исполнении ансамбля обретает своеобразное звучание. Ансамбль был представлен на многих зарубежных сценических площадках, музыкальных радио- и телеканалах.

По словам Махмуда Салаха, достижения последних лет напрямую связаны с его продюсером Ольгой Кравченко, чья преданность и любовь к мугаму позволили и самому исполнителю сосредоточиться на творческом процессе, что не могло не сказаться и на качестве публичных выступлений. С Ольги и начался наш разговор не только о музыке, но и о философии, религии и многом другом, многое из чего, оказывается, является составляющей мугама…

Ольга. Мугам – великое искусство и достояние Древнего Востока. Несмотря на то, что я выросла в окружении иной музыкальной культуры, я уже всем сердцем полюбила мугам, и искренне стремлюсь сделать его еще более узнаваемым в различных странах, довести до широкой общественности всю красоту и глубину этой удивительной музыки.

И как же вас «угораздило»?

О. Два года назад я познакомилась с Махмуд муаллимом, который постепенно, шаг за шагом вводил меня в прекрасный мир мугама. Много говорили о том, что предшествовало нынешнему состоянию мугама, что происходит с ним сегодня, о перспективе его развития. Вот так… постепенно осмысливая теоретическую информацию и практически вслушиваясь в красоту мугама, я «втянулась» в этот чудный мир. Я знаю, что существует четкое разделение: есть люди искусства, а есть люди, продвигающие его. На Западе изначально заложена эта схема, что значительно облегчает жизнь творческой личности, давая возможность не отвлекаться на различные организационные вопросы, позволяя максимально сосредоточиться на процессе создания «предмета искусства», к чему можно отнести и музыку. И если таковой дуэт состоится, то это «играет на руку» обеим сторонам.

Махмуд муаллим, как работается с российским представителем?

Махмуд Салах. Комфортно. С Ольгой у меня просто прекрасные взаимоотношения. Я работал с разными людьми, но взаимопонимание достигалось не всегда. В случае же с Ольгой, все совершенно уютно и удобно. И это не смотря на то, что она раньше работала в сфере отличной от музыки. Ей как профессионалу, имеющему опыт работы в крупных компаниях, ничто не мешает быть таковым и в сфере музыкальной индустрии. В моей практике было сотрудничество с людьми, принадлежащими к сфере моей деятельности, что нередко приводило к недопониманиям ввиду различности взглядов на творческий процесс. Нельзя навязывать личное восприятие музыки артисту, ведь только он контактирует с публикой и является творцом. В то же время, артисту необходимо четко выполнят рекомендации продюсера касательно стратегии развития и продвижения. Умение находить компромисс – качество, немаловажное в работе. Как и способность самостоятельно находить решения, учитывая множество аспектов и нюансов. Продюсер не тот, кто приносит и уносит что-то, а тот, кто умеет организовать «пространство» для развития и продвижения. Конечный результат, выносящийся на суд зрителя – слаженные действия всех.

О. Как говорится в азербайджанской пословице: «Из одной ладони не извлечь аплодисменты». По профессии я маркетолог, и со сферой продвижения и PR я знакома профессионально. Но вопрос: «Что продвигать?» достаточно актуален. Ведь это должно быть не только финансово привлекательно, но и близко в духовном плане. Так случилось, что именно знакомство с Махмудом муаллимом открыло невероятной красоты мир мугама, а в нем меня заинтересовал именно этот человек, как истинный мастер своего дела. Есть неписанный закон: если продюсеру самому не нравиться то, что он продюсирует – проект обречен на провал. Хочу отметить еще один аспект: ведя переговоры с различными структурами и обращаясь к ним от имени Махмуда Салаха, я абсолютно свободна в своих действиях, при этом стопроцентно учитываю интересы лица, которое представляю.

dsc03855_redtalk

Махмуд муаллим, по сведениям, что я могла почерпнуть из Интернета, на мой взгляд, вы не просто исполняете мугам. Там есть еще философская подоплека.

О. Дело в том, что ценность Махмуда Салаха не только в его ипостаси исполнителя мугама и руководителя художественного ансамбля. Он исследователь, в течение долгих лет искавший уже потерянное с течением времени, чтобы возродить искусство мугама как науку, каковым он изначально являлся. Основываясь на открытых им принципах науки мугам, Махмуд Салах смог возродить древний 13-струнный тар, с которым мы не единожды выступали с докладами в научных кругах, где ученые с восторгом приняли и поддержали результат многолетнего труда. Обсуждения проходят достаточно бурно, но от главного аргумента не уйти – реконструированный тар своим особенным звучанием завораживает не только признанных ученых и знатоков мугама, но и несведущих в мугаме слушателей, а это основной признак совершенства инструмента. Музыка должна проникать в сердце слушателя, привнося в него свет, а если этого нет, то это не музыка, а игра на физиологических рефлексах. И я с уверенностью могу сказать, что Махмуд Салах исполняет не тот распространенный сегодня «попсовый» мугам, составленный из мертвых клише, а ту его «живую» форму мугама, что звучала под сводами зороастрийских храмов и дворцов в глубокой древности.

Махмуд муаллим, а зачем вам это все? Не почему, а именно – зачем?!

М.С. Во-первых для сохранения истинной традиции мугама для потомков. Но не только для них… Я считаю это своим долгом перед Всевышним, который дал мне это стремление. Так что мои изыскания неспроста. Это миссия. А она дается не каждому. Да, можно возразить, что каждому свое, но… Мугам – это своего рода религия. А когда заходит разговор о религии, то мы словно чего-то боимся. Но в ней нет ничего опасного. Надо бояться лишь тех, кто себя отождествляет с ней, соблюдая лишь внешнюю оболочку, совершенно не интересуясь самой сутью. Музыканты, стремящиеся к популяризации по принципу «здесь и сейчас», во многом сходны с миссионерами, якобы несущими слово Божие, а на самом деле лишь желающими таким образом возвыситься над остальными. Правда, существуют исключения, но история, к сожалению, сохранила огромное количество негативных примеров. Я не выделяю сейчас ни одну из мировых религий. Человеку в своей природе заложено стремиться к Всевышнему, и не важно, к какой религии он принадлежит и какие молитвы читает. Никто не имеет гарантию вечной жизни на земле. Наши души лишь обладают таковой, попадая на небеса. А раз это происходит – значит, есть некая миссия, предложенная человеку. Я — не исключение из правил. И не имеет значения, осознаю ли я ее конечную цель, важно лишь то, что Всевышний ведет меня по предназначенному пути, и лишь Ему дано давать оценку моей деятельности. Я являюсь лишь мостом.

О. Программа, с которой мы сейчас отправляемся в гастрольный тур по Европе и России, так и называется «Между прошлым и будущим». И, на мой взгляд, для будущих поколений важно, что сегодня живет человек, который возрождает и передает мугам в его истинной традиционной форме. Замечу, что Махмуд муаллим продолжатель музыкальной династии.

М.С. Я родился для того, чтобы связать свою жизнь с музыкой. Я могу точно обозначить время, когда осознал свой путь. В четыре года. Я почувствовал, что хочу играть. Взял в руки инструмент отца и… А почему, зачем?.. Сам не знал. Тогда я перестал чувствовать себя, исполняя музыку. Уже в шестилетнем возрасте выходил на профессиональную сцену и играл на нагаре, специально заказанной для меня отцом, с пятиминутным соло. И тогда мне аплодировал зал, стоя в течение двадцати минут, настолько проникновенным было мое исполнение. Помню, еще один яркий случай, когда начал играть, сидя на балконе, и настолько ушел в музыку, что перестал замечать все вокруг. А под балконом уже собралось много людей. Очнулся, когда пришли мои родители. Мой отец тогда обратил мое внимание, что играл я уже на публику без страха. А я играл-то для себя! Подобное состояние «отключенности» сопровождает меня на протяжении всего творческого пути. Это уже давно не секрет, что даже на концертах ухожу в какой-то «транс», словно подключаюсь к источнику «чистой музыки». А слушатели это чувствуют, пропуская через себя. Особенно за границей, где мугам невероятно востребован.

Почему же у нас в Азербайджане так малоизвестно имя Махмуда Салаха?

О. Это был мой первый вопрос при знакомстве. Сама удивлялась, когда начала сотрудничество с ним. Его знают в США, Великобритании, Германии, Средней Азии, России и т.д. Да, именитые зарубежные музыковеды, музыканты, и ценители, глубоко разбирающиеся в мугаме, знакомы с его творчеством. И в этом году одна из поставленных задач — знакомство с творчеством Махмуда Салаха и ансамбля «Qədim Şərq» более широкой аудитории азербайджанских ценителей мугама.

На мой взгляд, вряд ли можно разделить Махмуда Салаха на музыканта и ученого, потому что творчество и научные изыскания в его случае взаимосвязаны.

О. Вы правы. Ввиду того, что Махмуд муаллим является также преподавателем, у него есть много учеников, последователей… Он был наставником для многих ныне известных музыкантов, многие из которых зачастую забывают упомянуть о своем учителе и наставнике.

Но ведь глядя на успехи своих, даже неблагодарных учеников…

М.С. Да пусть никогда и не упоминают! Все зависит от самого человека, его воспитания, того места, которое он, по своему разумению, занимает в жизни. Главное, чтобы они шли благодаря своим способностям, а не за счет других. Мне предпочтительней подниматься вверх по лестнице, а не воспользоваться лифтом. Ни одно благосостояние не стоит того, чтобы я поступился душой.

dsc03877_redtalk

Насколько мне известно, вы наотрез отказываетесь от зарубежных предложений, связанных с переездом из Азербайджана в другую страну.

М.С. Подобные предложения поступают и по сей день, а я по-прежнему живу у себя на Родине. Помню, на одном из телеканалов, был задан вопрос о том, что было бы, если бы я родился в другой стране, а не в Азербайджане. На что я дал однозначный ответ: «Если бы таковое имело место быть, не было бы того Махмуда Салаха, который есть сейчас!».

Почему такая привязка к Азербайджану. Ведь музыка не имеет границ! Мугам же можно играть как в Сумгайыте, так и на Самоа, например…

М.С. Можно, конечно. Есть, например, в США музыкант Джеффри Вербок, известный американский специалист по мугаму, который в 40 лет, поддавшись очарованию мугама, начал учится этому искусству, и теперь представляет его на разных площадках.

А разве может исполнять мугам человек, далекий от азербайджанской культуры?

М.С. Да. Это касается духовной стороны человека.

О. По духовной сути и возможностям ее развития все люди едины.

М.С. Я уже говорил, что мы все отправимся в Вечность. Там не будет разделения на принадлежность к тому или иному народу. Если человек нашел себя в духовности, выбрал правильный путь и с честью и достоинством его прошел, то он получит свое место на небесах. Ведь такие люди начинают отличаться от остальных в плане позиционирования себя в этом мире. Даже если бы я не сразу осознал свое предназначение, то спустя некоторое время все равно пришел бы к глубокому изучению мугама и искусству его исполнения. Азербайджан не просто место, где я родился, это моя духовная родина. По решению Всевышнего я появился на свет именно здесь. И здесь источник энергии, подпитывающей меня.

dsc03832_redtalk

Да, я припоминаю, как многие, кто занимается экстрасенсорикой, говорят, что Азербайджан – место прямого выхода Силы.

М.С. И они не лгут. Я даже уточню – центральное. Я часто обращаюсь к написанному в Святой Книге. Как-то внимательно вчитавшись, неожиданно для себя понял, что есть фраза, которая в переводе означает: «Начинается в Баку и заканчивается в Мекке». Правда, многие научные исследователи могут обвинить меня в «передергивании», но не зря же представители многих религиозных течений на протяжении многих столетий стремились сюда. Возьмите нашу Девичью башню. Если смотреть на нее сверху, то ее форма одновременно напоминает и шестерку, и девятку. Факт неоспоримый. Глядя со стороны Мекки получаем цифру «96». У Аллаха 99 имен, а 96-е – «Аль-Бааки». Думаю, стоит более вдумчиво посмотреть на древний символ нашего города. Башня состоит из семи верхних уровней, а восьмой уровень — подземный. Настоящий возраст башни исчисляется тысячелетиями, а предназначение так и не разгадано. Примечателен факт, что никакие катаклизмы, проистекавшие за столь долговременный период, никак не затронули это строение. Думаю, разгадка в самом имени Аллаха, первое имя которого в примерном переводе: «Не было ничего до Аллаха», а девяносто шестое: «Ничего не будет видно после него». Линия очевидна, потому что именно эти два имени имеют такое четкое определение, остальные имеют иную трактовку. Два святых для мусульман места связаны между собой, и это закреплено в Святой Книге. Да и что скрывать, Азербайджан – сам по себе уникальное место. Даже в Торе есть место, где упоминается его территория. В истории, когда Моисей просил Бога передать ему знания. На что Господь отправил его к человеку, который жил в Хызре. А ведь это наши Хызы, откуда я родом. Значит, все не просто так! Поэтому я не перечу, не пытаюсь что-то делать в противовес, а занимаюсь своим делом, своей миссией, коим и посвящу все оставшиеся годы до момента, когда меня призовет Всевышний.

Фотопортреты: Адыль Юсифов

Журнал FUROR, № 20

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s