Беседы с рыжей женщиной Журнал Furor

ФИДАН ГАДЖИЕВА: «…не вижу ничего дурного в моем желании выступать на мировых сценах».

— В ваших интервью очень часто проскальзывает понятие «судьба». Вы верите в предопределенность?

— Да, я очень верю в судьбу. Все что происходит в нашей жизни, любой ее поворот, встреча на пути и многое другое, не просто случайность. Каждому человеку определена сугубо индивидуальная роль. В моем случае, это мой голос, который является путеводителем моей жизни. Существует утверждение, что талантливому человеку помогает вся Вселенная. Это очень важно осознавать. Ведь на пути достижения определенной цели, стараясь развить и реализовать данный тебе талант, встречаешь не только восторги и всестороннюю поддержку. Непременно рядом будет зависть и подлость, всяческие препоны и попытки «выбить тебя из колеи». Это применимо и ко мне. Нельзя осуждать человека за желание достигнуть каких-то высот. Вот и я, стремлюсь к признанию моих голосовых и актерских талантов. Будучи оперной певицей, не вижу ничего дурного в моем желании выступать на мировых сценах. И в этом своем выборе чувствую поддержку близких людей, которые верят в меня и уверены что мне удастся достичь широкого признания. Моя уверенность в своих силах и таланте опирается на веру во Всевышнего, и его поддержку. Он ведет нас по этой жизни.

Здоровое честолюбие…

— Почему нет?.. Все последние годы иллюстрируют мое стремление развиваться. Пусть этот процесс идет не так скоро как бы мне хотелось, но я прилагаю много сил. Не секрет, что профессия оперного певца требует огромных затрат и физических, и духовных сил. Не достаточно иметь талант и голос. Лишь ежедневный труд может способствовать продвижению вперед.

— Требуется полная самоотдача?

— Безусловно. Мировые оперные сцены не терпят дилетантов. Только сформировавшийся певец может пытаться покорять их. Стремясь к широкому признанию, ты уже не имеешь права на ошибки, твой инструмент – голос – должен быть заточен на расширение диапазона и глубины, а не нотной грамоте и исправлению неточностей исполнителя.

— В таком случае не могу не спросить, вы просчитываете каждый шаг или все-таки имеет место принимать спонтанные решения?

— Раньше спонтанность была присуща, сегодня – нет. Стараюсь следить за каждым своим шагом.

— Публичность заставляет?

— Вообще-то она помогает на самом деле. Легче корректировать те или иные свои действия. Зная, что ты на виду у людей, возникает дополнительная дисциплинированность. Иначе была бы гораздо сложнее двигаться вперед.

— А бывали в вашей жизни моменты, когда сердце подсказывало одно, а судьба диктовала другое? И в чью пользу принималось решение?

— Сложный вопрос… Конечно, в моей жизни бывают такие моменты. Но сердца я не слушаю, а действую согласно задуманного.

— Прагматичное отношение… Но тогда ведь есть вероятность обделить себя в чем-то, что-то потерять…

— Попадая в такую ситуацию и пойдя против своего сердца, часто задумываюсь о том, почему именно так я поступила. Но в дальнейшем убеждаюсь, что выбор был сделан правильно. Разум менее подчинен эмоциональности и умеет порой ограждать нас от неверных шагов.

Pic1

— Чего не скажешь о вашей Кармен, живущей страстями…

— Знаете, последнее исполнение партии Кармен меня саму удивило. Она зазвучала совершенно иначе: сильнее, увереннее, с ощущением внутренней силы. Может быть, сказались занятия в Италии, где прохожу обучение перед сотрудничеством с итальянскими оперными театрами, в которых буду работать в следующем году. Пришло еще понимание того, что теперь могу представлять свою родину за рубежом. Я готова выйти на более высокий уровень. Здесь в Азербайджане достигнуты определенные высоты, завоевана любовь, твое искусство узнаваемо. Теперь начинается новый этап и все придется начинать заново…

— С нуля?

— Не совсем. С учетом уже накопленного опыта, знаний своих возможностей и огромным желанием. Кстати, последнее возникло относительно недавно. Был период, когда возникла мысль что можно оставить все связанное со сценой и заниматься семьей. Но потом, пришло понимание возможности упустить что-то очень важное, нечто составляющее мою жизнь. Наступит момент, и мне станет обидно за саму себя: не попыталась расширить свой потенциал, не заявила о себе на международной оперной сцене, не состоявшиеся гастроли… Взвесив все «за» и «против», решила идти дальше с помощью и поддержкой близких людей, поддержавших мое стремление. Да, чтобы сделать карьеру потребуется много времени отдавать занятиям, но необходимо попробовать и сколько смогу, столько и «протяну» на зарубежной сцене. И не важно, в какой временной отрезок это сложится. Главное постараться показать миру, что Азербайджан славен не только нефтью и газом, но и талантливыми людьми.

— Сфера вашей деятельности достаточно не простая…

— Оперное искусство – это самое высокое искусство, выражаясь современным языком, топ культурных достижений. Именно опера способна показать миру уровень развития страны. Азербайджан сегодня известен своими грандиозными стройками, бурным развитием спорта, промышленными достижениями. Однако, наряду с ними, хочется рассказать, что и культура не осталась в стороне от внимания государства. Выступая, например, в Италии, часто слышала замечания о нашей музыке, певцах. Слушатели практически в один голос восхищались исполнением, голосовыми данными. О моем же голосе слышалось, что он очень теплый. На что я всегда отвечала, что он соответствует нашей стране, ее климату, душевным качествам народа. Приглашала самим убедиться в подлинности моих утверждений став гостями Азербайджана. Но, опять же возвращаюсь к тому, что, прежде всего надо быть профессионалом в своем деле. Особенно это актуально для меня сейчас. Мое ближайшее будущее связано с Италией, а известно, что именно она является законодательницей оперного искусства.

— Но не стоит забывать, что вы еще и экспериментатор, не боящийся пробовать свои силы в различных музыкальных жанрах.

— Да, мне очень нравиться ставить эксперименты. Рок, мугам, джаз, романс… Нравилось смешивать их, но не изменяя голоса. Тем более, что тембр подходит ко всем названным жанрам. Правда, старалась не выходить далеко за рамки дозволенного. И приятно осознавать, что подобные мои начинания не встречали неприятия со стороны окружающих, и не пришлось слышать слова осуждения что, мол, занялась не своим делом. Ведь прежде чем обратиться к одному из этих музыкальных жанров, советовалась с профессионалами, занималась у них. Не могу выйти на сцену не подготовленной, представив на публику «сырой продукт». Если уж и делать что-то, то непременно качественно.

— А может быть это стремление, показать свои возможности в других музыкальных жанрах, связаны с тем, что в опере есть жестко установленные рамки исполнительства?

— В этом утверждении есть доля истины. Замкнись я только в оперном мире, вряд ли мое имя стало бы известным широкому слушателю. Эти проекты принести мне популярность. Многие классические зарубежные певцы включают в свою программу произведения отличные от оперных. Тем самым, происходит пропаганда оперного искусства. Она становится более привлекательной и для людей, которые возможно убеждены в своем негативном восприятии классической оперы, считая ее музыку тяжелой.

— А голос бережете?

— До какого-то момента не берегла. Но после того, как весьма серьезно заболела бронхитом, поняла что шутки закончились. Время, когда можно было позволить себе пить холодную воду со льдом, утверждая, что нет проблем, ушло в прошлое. Мое состояние было опасным для моего голоса, который я чуть было, не потеряла. И все это накануне прослушивания в Италии. Пришлось применять экстренные меры для восстановления здоровья. Теперь уже максимально слежу за собой.

— Следовательно, можно с уверенностью утверждать, что голос – это вы.

— Вполне справедливо. Он – неотъемлемая часть меня. Хотя, если говорить откровенно, мой распорядок дня не характерен для оперной певицы. Я практически не пою в быту, если можно так выразиться. Нет потребности находясь дома или занимаясь какими-то делами что-то напевать или выводить музыкальные фразы. Пою, исключительно садясь за рояль.

— Удается разделять себя как певицу и просто женщину.

— Знаете, да! Моя мама порою задает вопросы о том, почему я не пою дома. С моей точки зрения, не люблю каких-то «полумер». Чувствую необходимость работать голосом на полную мощность в соответствующем помещении. Иначе мне не интересно.

— Не секрет, что по общему признанию, вашей своеобразной визитной карточкой, является Кармен. Может быть воплощая этот образ вы пытаетесь воплотить себя в ипостаси отличной от обычной Фидан Гаджиевой?

— Работаю-то я с разными оперными партиями, но Кармен… Она всегда для меня открывается заново, вновь и вновь заставляя обнаруживать новые грани исполнения и воплощения. И тем особенно притягательна. Но время идет, я взрослею и начинаю обращаться к другим партиям, уже соответствующие моему нынешнему внутреннему ощущению. Тому жизненному опыту, накопленному за эти годы. Например, сегодня в моем репертуаре есть партия старой цыганки Азучены из оперы Верди «Трубадур». И знаете, она мне невероятно нравится, не смотря на вроде бы возрастное несоответствие. Там такая драматическая глубина, такие голосовые возможности, которые делают эту партию очень интересной. Отмечу и работу над образом Амнерис из «Аиды» Верди, где также необходимо передать множество человеческих эмоций. И все это посредством классического вокала, а не только актерской игрой. Думаю, что со временем, что партию Кармен я петь не буду в силу того, что не соответствую ему. Это образ молодой девушки и негоже певице в возрасте пытаться изображать эксцентричность присущую юности.

— В перечисленных вами партиях отмечается тенденция драматических образов, а разве нет желания поработать в более веселом ключе?

— Была в моем репертуаре исполнение партии Розины в «Севильском цирюльнике» Россини: легкая, изящная, немного шутливая. Но репертуар оперного певца зависит от его голоса, который не остается неизменным, а с годами проходит трансформацию. Я это ощущаю и в своем голосе, наполнившимся новыми возможностями: глубиной, вокальными красками, нотками драматизма. В ходе подготовки к работе в итальянских оперных театрах, получила вокальную партию, раскрывшую мне новые голосовые качества, и поняла, что пора переходить к партиям, требующим более низкий грудной голос.

PT6K9673

— Вам как певице, на каком языке легче петь?

— Безусловно, на родном языке – азербайджанском, который прекрасно знаешь и есть возможность показать все, о чем исполняешь. Иностранный язык, как бы свободно ты не общался, остается немного чужим.

— Но бытует мнение, что оперные партии необходимо исполнять на языке оригинала.

— Непременно. Сочиняя музыку к оперным вокальным партиям, композитор опирается на язык. Поэтому, иногда присутствуя на спектаклях можно уловить некоторый дисбаланс между музыкой и словами. Хотя возможно, простому слушателю это будет не заметно. Я же обожаю петь в наших национальных операх. В них музыкальный ряд так великолепно передает богатство азербайджанских музыкальных традиций, нашу неповторимую восточную мелодику, и язык, сам по себе красивый и мелодичный. Подобное сочетание довольно сильно отличается от привычному европейскому уху звучанию. Будучи в Италии, я исполняла несколько вокальных партий из азербайджанской классики, вызвавшие бурю восхищения слушателей, которые назвали землю, родившую такую музыку, чудо-страной. В эти минуты я испытывала огромную гордость за свою родину.

— Время от времени вы покидаете эту чудо-старану. Как переносите разлуку?

— Сложно. Понимаю, что обязательства требуют время от времени уезжать, но ловлю себя на мысли, что совершенно этого не хочу. Даже отправляясь за рубеж всего лишь на десять дней, по возвращении ощущаю, что прошло, словно десять лет. Мой муж англичанин и могла бы жить в другой стране, но не могу. Здесь все, что мне особенно дорого: друзья, родные, искренние почитатели моего таланта. Обожаю наш Баку, меняющий сегодня свой облик буквально ежедневно.

— Публичным людям свойственно желание оградить себя от окружающих…

— Нет, про меня так сказать нельзя. Обожаю, когда в моем доме собираются друзья, среди которых и иностранные граждане, и наши люди. Буду чувствовать себя неуютно, если за день меня не навестит, хоть один друг. Тем более, что в кругу моего общения люди интересные, с которыми мы говорим «на одном языке».

— А кем ощущает себя Фидан Гаджиева, по своему внутреннему миру?

— Будучи на сцене, абсолютно отличаюсь от себя в обычной жизни. Хотя, всегда остаюсь сильным человеком. Лишь эта черта объединяет оперную певицу и простую женщину. Играя спектакль, ощущаю себя совершенно свободной: никто не мешает раскрывать образ твоей героини, вкладывая в нее всю себя, не опасаясь общественного осуждения. В жизни так не получается: могут не понять, осудить, не принять. Вот и приходится действовать, оглядываясь на обстоятельства.

— Глядя сейчас на вас, действительно убеждаешься, что вы готовы завоевывать признание за рубежом.

— Это очень серьезный шаг. И с уверенностью могу сказать, что сегодня я готова сделать его. Не скрою, прежде чем решиться на подобное, я серьезно готовилась: учила языки (французский мне помогал осваивать атташе по культуре посольства Франции в Азербайджане). Это необходимость, ибо непременно надо знать, о чем поешь и как представить публике ту, или иную человеческую ипостась, требующуюся по рисунку роли. Знаю, что нахожусь только в самом начале пути, но пройду по нему непременно. Для этого у меня есть силы и убежденность в собственных возможностях.

— Неужели как хрупкой женщине не хочется, чтобы вас защищали?

— Скорое наоборот, это я всегда стараюсь защищать других. Именно ко мне чаще всего идут за советом по различным вопросам. Поначалу было сложно принимать решения в короткий срок, но быстро пришел опыт. И сегодня настолько привыкла быть той, на кого можно опереться в любую минуту, что даже само понятие «чтобы тебя защищали» чуждо. Недавно пережила сильную обиду от высказанных не справедливых обвинений в никудышности меня как певицы. Но, будучи сильным человеком, привыкшим «держать удар», пережила этот горький момент и получила еще больший стимул работать над собой.

— Выходит, что даже негативные высказывания вероятных недоброжелателей вы используете для достижения цели.

— Они даже сами не представляют насколько оказывают мне помощь. Примером тому, может служить мой недавний спектакль, в котором исполняла партию моей любимой Кармен. Пела и выкладывалась так, что уже сейчас могла бы представить мою Кармен на любой именитой оперной сцене. Критика, особенно конструктивная, воспринимается мною как призыв к действию. А когда мне начинают создавать «тепличные условия» и гладить по голове со словами «ты самая, самая…», происходит совершенно обратное.

— Значит леность, вам не присуща.

— Я трудолюбивый человек. Могу целый день заниматься одной музыкальной фразой, но только чтобы результат был великолепным. Не спорю, есть исполнители, которым достаточен короткий временной отрезок и они считают, что этого достаточно для выхода на публику. Может быть, на первое время это и «прокатит», но надолго таким способом удержаться, не получиться. Не буду оригинальной, но лишь каждодневная работа с голосом дает гарантию правильной подачи исполнения оперных партий и твоего долговременного пребывания на сцене. Впрочем, это относится ко всем аспектам жизни, не зависимо в какой области человек реализовывает себя.

— Тогда стоит утверждать, что ваше имя, за которым стоит качество.

— Была бы только рада. Думаю, что после Италии уровень моего мастерства станет еще выше. Заключенный контракт на сотрудничество с итальянскими оперными театрами включает в себя непременные мастер-классы обучения у лучших педагогов. Являясь родоначальниками оперы, итальянцы стараются всегда держать планку и требуют такого же и от обучающихся у них. Практически все начинается с нуля, выверяется каждый нюанс, каждая нота выводимая голосом. Так что сложностей впереди будет достаточно.

— Не страшно ли?

— Педагог, у которой я прохожу обучение очень сильная. Наши голоса оба относятся к меццо-сопрано. И это облегчает понимание. Конечно, затраты энергии будут колоссальными. Иногда закрадывается мысль отказаться, перестать петь. Она же время от времени появляется и перед выходом на сцену, а однажды я поймала себя на ней уже в процессе спектакля. Представляете, стою в свете рампы и думаю: «А что я здесь делаю? Нужно ли мне это?». Возникает желание развернуться и прямо посреди акта повернуть и уйти со сцены: «Устала! Надоело!». Но прозвучали финальные аккорды и выходя на поклон, слыша аплодисменты и восторженные отзывы, понимаешь, что именно ради этого ты служишь прекрасному. Отправляясь, домой, возникает желание сделать еще что-нибудь замечательное: концерт, спеть новую партию, придумать и реализовать новый проект… Удовольствие от хорошо проделанной работы охватывает полностью, давая огромный заряд энергии, возмещающей, а порой превосходящей ту, что была затрачена.

_MG_6545

— Сцена… Страшно выходить в слепящий свет рампы?

— Не совсем. Страшно когда не звучит голос, когда чувствуешь недомогание. Благо, что подобное меня миновало до сегодняшнего дня, прилагая все усилия, чтобы этого не произошло.

— Разговаривая сейчас с вами, невольно ловлю себя на мысли, что вы чем-то неуловимым напоминаете великую Марию Калас.

— Иногда слышу подобное замечание. Она была великая певица, потрясающая актриса, сумевшая передать трагедию собственной жизни в тех образах, партии которых пела на сцене. Слава не принесла ей счастья, к сожалению. Все-таки нельзя полностью отдаваться творчеству. Ни в коем случае не забывать, что являешься женщиной, дочерью, матерью, женой… В слепом стремлении сделать карьеру, во что бы то ни стало, откладывая на потом реализацию себя как человека, забывая о скоротечности времени можно однажды оглянуться и понять, что многие возможности обычной жизни были упущены. Уйдет молодость, красота, даже слава постепенно уйдет в прошлое, останется холодное одиночество…

— Грустно как-то звучит…

— Просто хочу сказать, что необходимо внимательно относиться к себе. Например, для меня характерно обращать внимание на течение жизни окружающих людей: как бы анализируя, сравнивая, делая какие-то выводы. Одна из моих, на мой взгляд, черт характера, полное отсутствие зависти. Ведь именно это чувство разрушая, приводит к полному уничтожению личности. Отмечая успехи других людей, надо радоваться за них, выделяя что-то полезное для себя, чтобы после применить в своей жизни, если будет необходимо.

— А если вдруг встанет вопрос выбора между карьерой и семьей?

— Безусловно, и однозначно – семья! Это даже не обсуждается. Не хотелось бы, чтобы когда-нибудь подобный выбор встал передо мной, но если вдруг, то, не задумываясь, уйду со сцены и откажусь от карьеры. Я не всю жизнь буду выходить на публику, и когда придет время, лишь домашние будут рядом. В моем случае, карьера оперной певицы и работа на сцене не являются приоритетными в жизни. Я реалист, и твердо уверена, только дом, семья, дети, родные единственная ценность, которая составляет основу жизни.

— Вы дорожите человеческими взаимоотношениями.

— А как же иначе?! Люди, небезразличные и дорогие тебя, нуждаются во внимании. Мне очень нравится дарить подарки, возвращаясь из различных поездок. Пусть даже они не стоят баснословных денег, но выбираю я их с душой, стараясь приурочить каждый для конкретного человека.

PT6K9706

— Каково быть сильной женщиной?

— Моя профессия требует от человека быть сильным. Наш мир жесток и слабого «затопчут». Так что особо выбирать не приходится. Да и завоевание признания требует определенных сил. И в этом есть свои положительные стороны: нет времени отвлекаться на ерунду. Весь мой день расписан буквально по секундам: репетиции, занятия вокалом, подготовка к концертам, съемки на телевидении…

— Вот мы и подошли еще к одной вашей сфере деятельности – телевидению.

— Да, с недавних пор подготавливаю и веду программы «Гармония» на нашем телевидении, куда приглашаются наряду с нашими деятелями культуры, представители посольств и послы иностранных государств в Азербайджане. Сложно, безусловно, благо выходит программа два раза в неделю и дает возможность успеть подобрать материал, подготовить музыкальный ряд, договориться с гостями. Но формат программы очень интересен: живая музыка, молодые солисты. Даже если наш зритель не совсем готов к такому формату, считают свое дело необходимым. Именно так формируется вкус, культура, воспитание — приобщением к серьезному искусству на высоком уровне. И так приятно слышать отзывы от гостей в студии, особенно иностранных, восторженно говорящих о наших исполнителях. Можно конечно сказать, что мне совершенно не стоит тратить свое время на подобные начинания, но кто-то, же должен заняться этим, пусть даже на первых порах, не интересным массовой публике делом. Если не воспитывать молодежь, не рассказывать на доступном ей языке о культурных ценностях, тогда не стоит требовать от них духовности. Мне очень хочется через пропаганду моей профессии завлечь в театр и заинтересовать молодых людей в серьезной классической музыке. И как бы громко не звучали следующие слова, это моя гражданская позиция – я служу своему народу, как здесь в Азербайджане, так и за рубежом, где стараюсь максимально чаще исполнять наши азербайджанские произведения.

— Душа требует?

— Мое внутреннее «Я». Ведь кроме азербайджанского театра оперы и балета, я являюсь солисткой ансамбля Вооруженных Сил Азербайджана. Часто выступаю перед военнослужащими нашей армии, даю сольные концерты, езжу в войсковые части… Мне нравятся эти выступления. Солдаты так аплодируют, так поддерживают всеми силами. Пою и вижу их глаза, такие чистые и наивные. Опера сложное искусство, и для них словно отдельная вселенная, немного приоткрывшая свои красоты. Молодые люди, одетые в военную форму начинают прикасаться к вечной музыке, которая непременно оставит в их памяти эти прекрасные моменты. Невероятно благодарная публика.

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

— Не много ли для одной женщины?

— Много. Но мои близкие люди мне помогают. Например, разговариваю сейчас с вами, а на кухне муж готовит. А вчера с удовольствием посмотрела фильм с моим обожаемым Хью Грантом. Хочу сказать, что позволяю себе и расслабиться: пообщаться с интересным человеком, погулять по историческим местам, особенно в Италии. Это как бы подпитывает меня. Ведь постоянная смена городов, перелеты из одной страны в другую, смена часовых поясов, концерты, обязательные встречи, утомляет. Больше стремишься уже просто посидеть с друзьями, поболтать на разнообразные темы, исключая разговоры о работе. Время нынче несется с неимоверной скоростью, заставляя и нас ускорять темп жизни. Было время, что в погоне за возможность сделать максимальное количество дел, не успевала многое. Сегодня, не смотря ни на что, стараюсь выстраивать их по мере важности, главное чтоб довести до необходимо результата.

— Может быть повзрослели?

— Наверное, да… Видимо пришло время, когда суетливая жизнь должна уйти в прошлое. Раньше, особенно перед спектаклем никого не желала видеть, закрывалась от людей, была невыносима, переживала. А сегодня, опыт и профессионализм привели к спокойствию и уравновешенности. Пришло осознание того, что выход на сцену одна из составляющих моей жизни, и не стоит за этого делать проблему для всех, включая саму себя. Пройдя долгий путь к признанию, понимаю, что даже допущенная ошибка не будет яро осуждаться. Самый сложный этап становления уже пройден, теперь впереди только развитие.

 

— Существуют ли розыгрыши во время спектакля?

— Бывают. Мой партнер Фарид Алиев, также является моим хорошим другом, имея опыт игры в КВН, сам любитель веселых проделок, еще и других втягивает в них. Помню, во время репетиций одной из сцен Кармен, когда он дожжен нести на руках несколько шагов сквозь хор, выдал: «Пропустите беременную!». Ну какое после этого серьезное пение. А во время спектакля по ходу действия так буквально швырнул в сторону, что, выражаясь простым языком, я улетела. Но дала ему понять некоторыми жестами, что непременно отвечу! Но это редкие случаи. Желая предстать перед публикой с лучшим выступлением, требуем друг о друга полной самоотдачи входя в образ. Чтобы зрители видели не просто актерскую игру, сопровождаемую пением, а целостную картину, части которой слиты воедино.

— От партнера многое зависит?

— Очень многое. Бывает, что с партнером нет контакта. Подобное со мной случилось в Турции в той же «Кармен». Я не чувствовала его, а он даже не приложил хоть малейшее усилие изменить ситуацию. Поверьте, абсолютно не было желания петь. Так и представили оперу: он пел для себя, я – для себя. Не знаю, почувствовал ли это зритель, но мне совершенно не понравилось подобное отношение и к партнеру, и к публике. Не секрет, для удачного представления, необходима искра между партнерами, а тем более в «Кармен».

— Задумываетесь ли сейчас о том, чем будете заниматься в будущем? Может преподавать?

— Рано еще. Мне сейчас надо думать о своих детях и своей учебе. Бывает, приходят молодые исполнители, чтобы я уделила им внимание, а после с ужасом думаю, что потеряла, например, час времени, когда могла бы посвятить его своим занятиям. Во-первых, нет терпения, а во-вторых – желания преподавать. Возможно, подойдя к какому-то рубежу, пойму необходимость передачи своего опыта другим. Но на данный момент, самой необходимо много заниматься, работать над присылаемыми заданиями и многое другое. Но когда придет время, приложу все усилия, чтобы мои ученики вызывали только восхищение, в том числе и у меня, как некое продолжение.

— Будете выходить на сцену до последнего?

— Нет, это не для меня. Я уйду, когда почувствую себя неспособной дать публике эстетического и духовного удовольствия. Сцена требует молодость, красоту, внешнюю привлекательность. Нельзя петь партию молодой девушки в «серьезном» возрасте. Уйти красиво – надо уметь. Надеюсь, этот момент для меня наступит не скоро. И мой талант сможет долгое время восхищать слушателей.

— Восхищение… А кто из классических певцов вызывает подобное чувство у вас?

— Всех не перечислишь… Но на вскидку могу назвать: Андреа Бочелли, Елена Образцова, моя педагог по вокалу, Пласидо Доминго, Анна Нетребко, Джоан Сазерленд, Анна Антоначчи и многие другие. Слушаю их, где-то ориентируюсь на их удачные трактовки. Нет, не копирую, а привношу что-то из их исполнительского искусства в свое, обогащая свои возможности. В подобном нет ничего зазорного, главное не повторяться, пропустив новшества через себя и сделать музыкальную фразу именно как Фидан Гаджиева.

PT6K9753

— Могли бы дать концерт под открытым небом для огромного количества людей?

— А почему бы нет! С огромным удовольствием и радостью! Это будет замечательный проект, но в будущем!

Фото: пресс-материалы

Журнал FUROR № 7

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s