Интервью

Я нашел себя в стремлении путешествовать

- На мой взгляд, люди, путешествующие по миру, ищут самих себя.
- Очень интересная мысль… Не сказал бы, что она применительна ко мне. Скорее, я нашел себя в стремлении путешествовать. Будучи ребенком, любил различные поездки. Это заслуга отца.

Уже став студентом не изменил традиции и с приближением каникул, возникал вопрос: «Куда едем?». Тогда были модными направления: Москва, Ленинград, Таллинн. Последний город вообще был сродни заграничному. Особенно отель «Олимпик», построенный накануне московской олимпиады в 1980 году. Это была, выражаясь языком современной молодежи, продвинутая гостиница, примечательная тем, что в расположившемся на первом этаже варьете, выступала темнокожая певица. Поверьте, в то время это была просто фантастика. Полное ощущение пребывания где-то в стране капиталистического мира. Прибалтика уже тогда сильно отличалась, впрочем, как и всегда, от остальных республик Советского Союза: и ментально, и архитектурно, и культурологически. Это был совершенно другой мир. По сей день, живо помню то ощущение, которое на меня произвела та негритянская певица. Для человека, воспитанного в той системе ограничений, увидеть и услышать, простите за выражение, живьем поющую темнокожую певицу, было сродни потрясению. Ведь нам доводилось видеть подобное исключительно по телевизору в передачах типа «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады».
- Я помню эту передачу на канале государственного телевидения. Ах, как мы ее ждали…
- Было время… Нынешней молодежи, сегодня живется проще в плане доступа к информации. Наше поколение от сорока до пятидесяти по сей день открывает для себя что-то новое. Возможно это замечательно… Хотя мне немного сложно общаться с современным поколением.
- Почему?
- Не знаю. Гораздо проще чувствую себя со сверстниками. На ум приходит история одного моего знакомого, который встречался с девушкой гораздо младше него. Спустя время, они все-таки расстались. И на мой вопрос о причине такого шага, ведь они были прекрасной парой, он просто заметил: «Ты представляешь, она Штирлица не знает! О чем мне с ней разговаривать?»
- Может быть, сказывается то, что мы росли в другое время, когда стремление узнать что-то больше, то самое пресловутое любопытство развития, двигало нас вперед сильнее, чем желание заработать?
- Наверное. Но и мне был свойственен юношеский максимализм. Участвуя в одном из интернет-форумов, я заметил то, что желание пнуть прошлое, истоптать его, превалирует. Не спорю, СССР не был идеальным государством, но и в этом периоде можно выделить много хорошего. И сегодня, с таким пылом «плеваться» в его адрес!? Не приветствую этого. Никто не отрицает плохого, но и о положительном, забывать не стоит.
- Есть вероятность, тогда было больше возможностей для всех. Не так откровенно были «заявлены границы» между различными слоями общества. Открытые границы для перемещения?..
- Нет, в отношении границ между странами подобного нельзя сказать. Сегодня у меня гораздо больше возможностей для самореализации, путешествий, да и прочих жизненных составляющих. Но в советском обществе было больше теплоты, не было «золотого тельца» возведенного в ранг Господа, многих грязных интриг. Поверьте, я не идеализирую то время. Но отношения людей были чище и проще. Сегодня сложно найти двух друзей, один из которых, сын рабочего, а другой – олигарха. Среди окружающих меня подобного нет. Нынче все стараются поддерживать отношения с подобными себе. А у нас такого не было. Мы не задумывались о кастовых различиях.
- Я связываю это с тем, что мы застали время «общих дворов». Когда не было этой «клеточности» подъездов.
- Вполне вероятно. «Общие» дворы давали некое ощущение равенства, жизни одной семьей. Да и школы не носили столь ярко выраженного специализированного характера. Престиж учебных заведений определялся не шкалой оплаты, а знаниями и выпускниками, поступившими в престижные ВУЗы с помощью собственных знаний. И думаю, вы правы, было больше возможностей общаться между собой, деля окружающих лишь по двум категориям «плохой-хороший».
Но прежде всего, что потерял наш Баку – дух интернационализма. Самое главное, присущее только ему обаяние ассимиляции культуры разных народов. Например, в нашем классе учились представители не менее десяти национальностей. Это оказывало большое влияние на формирование личности человека. Ведь когда ты растешь в мононациональной среде, непременно возникает и озлобленность, и закомплексованность, и потеря трезвого восприятия себя в окружающем мире. Яркий тому пример – Армения. Мы же, выросшие среди друзей и соседей, изо дня в день, сталкиваясь с их мировосприятием, которое также впитывало в себя и наши национальные особенности, расширяли границы своего духовного познания. Замечательно, что и сегодня, в нашем городе «набирает обороты»  деятельность культурных центров: русского, еврейского, украинского, татарского и т.д. Однако, во времена моей юности, интернационализм и толерантность проявлялись гораздо ярче. Умели выслушивать своего собеседника…
- Проблема выслушать или услышать другого человека?
- Наверное, все-таки выслушать.
- Нехватка времени, которое несется с сумасшедшей скоростью?
- На мой взгляд, сегодня больше людей, которые хотели бы выговориться, чем выслушать другого. Много что накипело и все хотят как можно больше «выплеснуть» из себя. И как только выдается такая возможность, они буквально взахлеб начинают сыпать фразами «а вот ты знаешь…», «а вот так случилось…», «а представляешь…». А вот выслушать у людей не хватает терпения. Хотя главное в общении – уметь слушать. Это мое мнение. Если человек обладает этим даром, пусть даже он просто делает вид, что внимательно следит за разговором, это все равно приятно. Ты можешь выговориться. А еще когда в глазах видишь понимание, это сущее удовольствие.
- У вас есть такая возможность – выговориться?
- Скажу честно, я достаточно замкнутый человек. Мне не скучно наедине с собой. Не боюсь одиночества, оставшись один. Только надо правильно понимать мои слова – я не один иду по жизни. Жаловаться не на что. Но способен провести целый день дома один и при этом скука не грозит. В такие моменты тишины очень хорошо размышлять, планировать, что-то придумывать… И пусть следующие слова прозвучат немного не скромно, но я считаю себя самодостаточным человеком. А выговориться… Бывает конечно такая возможность. Особенно когда собирается за хорошим столом компания близких тебе людей. Но в основном, замечаю, что никто никого не слушает: так, из пустого в порожнее, одни и те же разговоры… Люди реже и реже собираются поговорить о чем-то глубоком. Опять-таки, видимо это тоже проблема нашего времени –  мы постоянно спешим. Это коснулось всех: собираясь с друзьями, торопимся побыстрее покушать, выпить, посмеяться, похохмить «на быструю руку». И все! То ли дело раньше… Посиделки на кухне до утра с килькой копченной, нарубленной колбаской, с малосольным огурчиком… Это была целая духовная традиция, безусловно. Сегодня, приходя в гости к друзьям, живущим в старых дворах, стразу же отправляюсь на кухню: мне там комфортнее. Много ассоциаций: эти пересуды про советский строй, анекдоты, рассказанные шепотом, разговоры о девочках… Да и столько всего было переговорено на кухнях! Оглядываясь назад, понимаю, столько же традиций сложилось в том образе жизни. Отсутствие мобильных телефонов, хотя не буду отрицать его удобство, способствовало более частым встречам, живому общению, эмоциональному обмену мнениями. Сегодня мы ограничиваемся звонками и часто даже не задумываемся о том, какой взгляд и какое выражение лица было у нашего собеседника. Все свелось к банальному обмену фактами. На часто задаваемый вопрос о том, что является раздражающим фактором в моей жизни на сегодняшний день, неизменно отвечаю – телефонный звонок, который молчит, когда его ждешь, и беспрестанно трезвонит, когда совершенно не до него.
- Возможно, желание побыть наедине с собой, двигает вами, заставляя  отправляться в путешествия туда, где вас никто не знает и где можно придумать себя?
- Может быть. Я уезжаю не только потому, что надо познакомиться с новой страной и снять сюжет для телепередачи. Порою отправляюсь в путешествие для смены обстановки. Сегодня меня тянет в дорогу боль за наш Баку, который снаружи хорошеет, но нет соответствующего внутреннего наполнения, то есть содержание не поспевает за формой. Скопление негатива вокруг: насупленные лица, взгляд в глаза воспринимается как личное оскорбление, обгон на дороге сродни непечатным выражениям в адрес всех родственников, озлобленность, нагнетание пессимизма… И не ясна причина происхождения этих факторов. Бывая в публичных местах, обращаю внимание, что вроде вокруг смеются и шутят, а стоит оказаться на улице – картина кардинально меняется. Оказываясь в другом городе за границей, у меня наступает некое расслабление из-за другой атмосферы, которая царит там: много улыбок, оптимизм в глазах. И не потому что они лучше живут! Категорически! Даже безработный может улыбаться, потому что он так воспитан обществом. У нас же культивируются разговоры о неудачах, сложностях, проблемах, выпячиваются плохие стороны жизни. Словно о хорошем говорить не пристало, а вот наоборот…
Скажите, а вас не интересуют страны, кухни? Может, вы спросите меня о них?
- Само собой, но мне бы хотелось для начала узнать Азера Гарибова. Кто он?
- Кто я? Нормальный человек, выросший в Советском Союзе и всеми силами пытающийся защитить то положительное, что в нем было. При этом, мне свойственен дух противоречия, могу часами говорить как все было плохо, но когда подобные разговоры слышу от другого человека, внутри поднимается волна противостояния и начинаю пытаться убеждать собеседника в обратном, перечисляя позитивные стороны. И вновь убеждаюсь, что нельзя с абсолютной уверенностью утверждать о сплошной негативности СССР. Скажу откровенно, я не люблю людей, которые полностью отрицают свое прошлое, «пинают» его. Тех, кто неуважительно относится к старшим по возрасту и их заслугам. Приведу пример. Совсем недавно я был вовлечен в дискуссию о дате «23 февраля». Молодое поколение громогласно заявляло о неприятии этой даты, ссылаясь, что она напрямую связана с Красной, а после Советской армией, которая в 20-х годах подавила демократию в Азербайджане, а в последующие годы являлась инструментов давления на свободу. Но ведь не стоит забывать, что 23 февраля не день создания Красной армии. Прежде всего, это день Защитника Отечества. Это традиция, сложившаяся в школах – день, когда девочки поздравляли мальчиков, преподносили им какие-то подарки, особо не задумываясь о том, что стоит за этой датой конкретно. Просто папа и мама воспитали их так, что именно 23 февраля – мужской праздник и, следовательно, непременно надо поздравить мальчиков одноклассников, чтобы они чувствовали свою сопричастность с взрослыми мужчинами. Ведь если следовать логике и рассуждениям людей, которые высказываются негативно в адрес этой даты, следует перестать отмечать и 8 марта, вот уж напрямую связанный с Кларой Цеткин и Розой Люксембург (несколько подозрительные имена, вообще-то), известными своими политическими взглядами.
- Каждый человек должен любить свое прошлое, из которого он «вышел».
- Однозначно! И это полное отрицание мне больше всего не приемлемо в молодых. Я тоже был в их возрасте. Но так безапелляционно делать громкие заявления о том, что хорошо, а что плохо, не имея жизненного представления о предмете рассуждений?.. Тем более о стране, которую они захватили только в младенческом возрасте. Разглагольствовать об империалистическом строе, который подавлял все и вся сидя с задранными вверх ногами с сигаретой в зубах в присутствии пожилых людей стало нормой? Поверьте, для меня и сегодня существуют правила поведения в присутствии старших меня по возрасту. Нас так воспитали и это тоже традиция, уходящая корнями в то время, когда и политических течений как таковых не было. И потому лично для меня подобная манера поведения не приемлема категорически!
- Предлагаю немного сменить направление разговора. Любопытно – в какую географическую точку обычно «тянет» Азера Гарибова?
- К моему огромному сожалению, «тянет» меня в большинстве случаев исключительно в «рабочем направлении» необходимость съемки очередного сюжета. И существует некое расхождение между тем, что хотелось бы и тем, что надо сделать. Например, я с удовольствием в очередной раз поехал бы в Сан Тропе на недельку, но эта как вы сказали географическая точка, уже была представлена зрителю и я вынужден отправляться в другом направлении. Тот факт, что мне не скучно быть в одиночестве уже отмечался и поэтому меня «тянет» туда, где можно вытянуться всем телом, расслабиться в гамаке под пальмой и лежать, наслаждаясь «ничегонеделанием».
- Активная лень?
- Она самая! Иногда правда бывают легкие двигательные проблески желания походить где-то, что-то посмотреть… Но они так редки. Расслабленный отдых – это мое!
- Есть вероятность, что подобное состояние связано с постоянными перемещениями?
- Вполне возможно, что я уже «перебрал». Все-таки восемь лет занимаюсь этой деятельностью.
- Ну, в таком случае не могу не спросить. Всегда ли хочется отправляться в очередную поездку?
- Вот это и есть одна из проблем, которая приводит к недопониманию между мной и окружающими. Мои признания о том, что нет желания отправляться в очередную поездку, вызывают минимум недоверчивый взгляд. Последнее время стараюсь подобными фразами не оперировать.
- Не исключено, что и я бы так же отнеслась…
- В представлении людей, моя сфера деятельности выглядит столь привлекательно в глазах других, что не вызывает даже тени сомнения об усталости. Сплошной праздник: другие страны и города, самолеты и другие транспортные средства… Романтика! А он, видите ли, кокетничает.
- А вам оно - кокетство, присуще?
- Наверное… Все мы кокетливы в той или иной степени. Но есть завуалированное кокетство, а есть бьющее через край. Вероятно, все зависит от интеллекта человека. Если он умный, вряд ли эта его сторона будет бросаться в глаза. И, наоборот: у того, кто не особо дружит с умом эта ипостась будет выглядеть как кич, вычурно.
- Но ведь вам приходится встречаться с разными людьми. И наверняка не все они вписываются в ваше восприятие.
- К счастью я огражден от случайных людей. Коллектив, с которым работаю, небольшой и тщательно отобранный. И потом, я сторонник соблюдения субординации, не поощряю «неуставных отношений».
- На работе вы – шеф.
- Не столько шеф, сколько суровый коллега.
- Скажите, путешествуя по миру, невольно начинаешь заниматься сравнением. Страшно ли это?
- Смотря, что сравнивать: города, людей, времена. Мне нравиться этим заниматься: сравнивать прошлое и настоящее, сравнивать страны, регионы, людей их населяющих, характеры. Это увлекательно. Интересно сравнивать женскую красоту. Например, чем отличается красота итальянок и азербайджанок.
- И чем?
- Мало различий. И в тех, и в других, а я всегда почему-то их «ставлю на одну доску», есть что-то такое внутреннее, помимо внешней красоты. То самое, что определяет обращение «Ханум» в нашем языке. Они могут себя преподнести, поставить на должную высоту. Конечно, разговор не об общей массе, но очень приятно, что такие женщины еще встречаются сегодня как в Азербайджане, так и в Италии. Особенно видна стать в итальянках с юга: они словно несут себя, сохранив величие Римской Империи. Любой жест этих женщин, даже не значительный (поправить чулок на ноге) будет преподнесен, словно некое действо. И ты понимаешь, что в крови этой представительницы прекрасного рода человеческого течет не одно поколение патрицианок. Подобное ярко выражено и в грузинских женщинах, каждая из которых производит впечатление потомка минимум княжеского рода. Пусть даже она будет не очень интересна внешне, но ее манеры говорят сами за себя.
- Случается ли желание, слегка приударить за интересной вам женщиной?
- Ну, в этом плане я себя не обижаю. Если хочется приударить, а я подчеркиваю именно это значение, то непременно это сделаю. Ведь что такое приударить? Посидеть, пообщаться, выпить по чашечке кофе, поучаствовать в некой словесной дуэли. Себя показать, на людей посмотреть, как говориться.
- Интересно представить, каким вы были в юношеские годы…
- Каким? Да, как и все в то время, нормальным человеком со свойственными молодости «атрибутами»: любил, влюблялся, сходился, расходился. Это жизнь… Отстутсвие в то время систем Skype, SMS, мобильных телефонов, обуславливало постоянное «живое» общение. Могли до утра проговорить по телефону, у кого он был установлен в квартире.
- А драться приходилось?
- Я не был драчуном. Очень редко прибегал к «силовой аргументации», могу перечислить лишь несколько случаев. Желания бегать в поисках кого-то, с кем была возможность «помахаться» не возникало. Меня увлекало чтение. Можно сказать, что был болен этим занятием. Провести круглые сутки с книгой в руках, обычное дело. К сожалению, нынешнее поколение книг практически не читает. Я наблюдаю это и у своих сыновей: старший равнодушен к печатному слову, а младшему, он студент, удалось привить эту любовь к книгам. Глядя на них, вспоминаю себя, «взахлеб» читающего.
- Меня мама ловила с фонариком и книгой под одеялом по ночам.
- У меня был не фонарик, а «специальное» приспособление. Помните, были плоские батарейки с длинными выступающими «ушками»? Между ними укреплялась лампочка и вот, система освещения готова. Фонарик у меня отбирали, и приходилось искать выход из положения. Знаете, слава Богу, что я тогда был столь увлечен чтением. Как же потом это пригодилось. И вообще! Журналистикой я «бредил» с детства. Сколько себя помню – мечтал быть именно журналистом. И вот только лет восемь назад стал профессионально заниматься этим направлением. Лишь к сорока годам мне удалось исполнить свою мечту.
- В сорок лет, жизнь только начинается!
- Вполне вероятно. Хотя впервые мой материал был опубликован, когда мне было тринадцать лет в газете «Пионерская правда». Я постоянно писал, был внештатным корреспондентом нескольких газет. Правда, тогда это не было моим основным занятием. Спустя долгие годы, журналистика «взяла верх», я стал активно публиковаться, вести передачи. И еще момент. Хорошо, что и сегодня существует возможность реализоваться, используя русский язык. В Азербайджане много русскоязычных печатных и интернет- изданий, что просто замечательно! Никоим образом нельзя отрицать главенство нашего государственного языка, его должны знать все граждане Азербайджана. Но огульное охаивание русского языка, не приемлю категорически! Это тоже одна из тем, дискуссии, которые ведутся в обществе. Огромный пласт нашего населения получил образование на русском языке. Моя семья тому пример. Но дома мы прекрасно говорили по-азербайджански. Мои передачи были сделаны на национальном языке и готовя их я не испытал никакого дискомфорта. Необходимо помнить, что в Азербайджане живут другие народы, как минимум не разумно их вычеркивать из общественной жизни. Это же электорат и к нему необходимо относиться бережно. Отняв у них право, жить полноценной жизнью общаясь на языке, который был межнациональным, можно потерять их голоса на выборах. Существует также момент благодарности: эти люди строили и поднимали Азербайджан, они воевали за его землю. И одним росчерком пера вычеркнуть их лишь из-за языка на котором они разговаривают… Это неприемлемо и не дальновидно.
- Я столкнулась с языковым барьером в Тбилиси, когда была яркая демонстрация отказа общаться на русском.
- В отличие от наших ближайших географических соседей, Азербайджан в силу нефтяных месторождений никогда не был мононациональным. Это замечательный факт. Уже исторически был заложен фундамент смешения наций, народов, языков, культур. И наш огромный плюс знание других языков. На улицах Баку всегда была слышна иноязычная речь. А русский язык стал связующим между людьми. Ну, сложилось так! Не думаю, что это самое плохое в нашем прошлом. У меня была похожая ситуация в Тбилиси, когда в одном из ресторанов меню было только на грузинском языке. И как прикажете в таком случае строить общение? В связи с нашими рассуждениями я вспомнил слова моего отца, который всегда говорил: «Все что хочешь, делай, но делай это с умом!» Во всем нужна мера. И наши соседи в этом «перебрали». Согласен, знание английского языка приветствуется, но и его не часто услышишь из уст жителей тех республик. А ведь пытаемся поднять туристическую отрасль. В этом случае представители нашего народа поступают правильно, пытаясь, пусть даже не совсем грамотно, но общаться с гостями на русском языке. И в этом наше основное отличие.
- Кстати об отличиях. Понятно, что Восток и Запад изначально различны, но ведь и Европа не однородна. Нынешнее стремление интегрирования именно туда. Нужна ли она нам, Европа?
- Мне лично нет. Да некоторые европейские ценности необходимы. Но «слепое копирование», а особенно западные стандарты демократии, категорически не приемлю. Про себя могу сказать, что я умеренный консерватор. Это молодежное всепоглощающее преклонение перед европейскими ценностями, напрягает. Наши традиции гораздо глубже обращены к человеческой сущности. Стремясь перенимать «опыт» у Европы, мы должны полностью принять их «шкалу общения». Ведь нельзя быть наполовину беременной. Так и в этом случае, лично я тогда должен буду смириться с элементами свободы поведения в обществе. Непременно уйдет, а оно и сейчас исчезает постепенно, уважительное отношение к старшему поколению (мы уже касались этого вопроса). Что категорически не приемлемо для меня! Общество должно «созреть» для западных  стандартов демократии. Его надо воспитать и оно должно осознать эти стандарты. Лишь тогда «перекосы и перегибы» перестанут уродовать наше общественное мнение.
- А что нравиться вам?
- Мне нравиться общаться с красивыми людьми. Теми, кто не только приятен внешне, но и чей внутренний мир обогащен насыщенными красками. Даже умение красиво принимать пищу может доставить огромное удовольствие сидящим за одним столом. Говоря о человеке, что он красив, подразумеваю его умение во всех проявлениях сохранять достоинство и чувство меры. Скажу больше, я даже получаю удовольствие, наблюдая за курящей женщиной, хотя это не приветствуется. Но в том случае, когда она великолепно выглядит и сидя за красиво сервированным столом, изящно держит пальцами сигарету, время от времени легким движением поднося к губам… Иначе, курящая подобно мужчине женщина, вряд ли может вызвать эстетическое наслаждение.
- Часто ли встречаются красивые люди?
- У меня «устоявшийся» круг общения. Я не люблю новые компании. Стараюсь их избегать. Опыт, знаете ли…
- Можно сказать, что вы осторожный человек?
- Не всегда. Иногда могу и «погулять»! Но немного мешает мое «публичное лицо». Ведь никто еще не отменял мое право оставаться самим собой в кругу друзей. Не могу же я 24 часа в сутки быть Азером Гарибовым, человеком с телеэкрана. Каждому из нас порой необходимо сбросить с себя устоявшийся образ и ощутить свободу от внимательных взглядов публики. И в такие моменты мы, узнаваемые люди особенно уязвимы и нет гарантии, что на утро не появятся записи, тайком снятые на мобильный телефон. Я прошел через такое, и это заставило меня стать более осторожным, более закрытым и консервативным. Хотя, если где-то столкнусь с интересным мне человеком, то непременно продолжу наше знакомство, но уже отдельно от основной компании. Такие прецеденты есть. Потому что естественно, невозможно закрыться от окружающего мира. Одни и те же люди вокруг, какие бы они не были замечательными, со временем становятся слишком «читаемыми». Без «свежего притока» развитие останавливается. И потом, надо заметить, что собираясь большой компанией, мы просто хорошо проводим время. А вот для того чтобы поговорить «по душам», достаточно даже одного собеседника. Это все-таки камерная обстановка, нужна некая интимность.
- Скажите, различается ли общение между людьми, проживающих в других странах?
- По большому счету, я не замечал. Мне не встречались жители туманного Альбиона, сидящие за традиционной чашечкой чая и обсуждающие мысли, высказанные Кафкой. Поверьте, все, то же самое. У них возможно меньше бытовых проблем и об этом они меньше говорят. Мужчины говорят о женщинах, автомобилях и спорте. Женщины о нарядах и мужчинах. На мой взгляд, только у представительниц прекрасного пола на Западе нет такой «охоты за мужчинами», которая наблюдается в нашем обществе, хотя могу и ошибаться. Такой вывод я сделал, прислушиваясь «краем уха» к разговорам молодых девушек, обсуждающих те или иные достоинства и недостатки юношей, сводя их в номинацию товара на базаре.
- Скорей всего это обусловлено нынешними реалиями, где товарные отношения перекрыли всякую духовность.
- С этим я полностью согласен. Вспоминается наш недавний разговор с Лейлой Шихлинской, которая высказала пусть далеко не оригинальную мысль, но четко обозначила происходящее сегодня: «Все перешли на товарно-денежные отношения. Все можно купить и все можно продать. Только плати».
- С этим можно и поспорить…
- Здесь речь идет не о конкретных индивидуумах, а о тенденциях, происходящих в обществе. Возвращаюсь вновь к советскому периоду. Тогда не было такого всеобъемлющего охвата подобным. Только прошу, не делайте выводов, что я этакий старый брюзжащий вечно недовольный стареющий мужчина. Никоим образом. Стараюсь быть просто объективным.
- Что вы! Наоборот! Ваш портрет становится более насыщенным. Ведь наверняка придет время, и захочется чего-то нового в реализации самого себя. Чем же тогда будете заниматься?
- Вы совершенно правы. Это удел любого творческого человека, который добившись чего-то, непременно хочет двигаться дальше. Я тому подтверждение. Мои активные публикации на русском языке, начались буквально год-полтора назад, когда я почувствовал, что мне чего-то не хватает. Ну передача, ну поехал куда-то, посмотрел, снял, показал… А что дальше? Не говоря уже о таких практических аспектах как возраст. Нельзя же постоянно бегать с камерой по миру! Когда-то же надо будет и угомониться. Но сейчас не об этом. Я заметил, что появилось желание выговориться и в другой ипостаси. Сегодня публикуюсь и в вашем журнале и на интернет ресурсах, расширив, таким образом, круг своих читателей. Запустил новый проект. И пусть это будет не скромно звучать, но как моя передача на телевидении до сих пор является первой и регулярной, так и нынешнее начинание «Five o’clock» для развития интерактивного телевидения в Азербайджане стало своеобразным прорывом в будущее. Стараюсь идти в ногу со временем и быть своего рода первопроходцем. Но в любом случае, даже когда эта передача изживет саму себя, я не перестану заниматься журналистикой. Это однозначно. Мне нравится заниматься общественной деятельностью, как бы парадоксально сейчас не прозвучало это заявление из уст человека, любящего быть в одиночестве. Недавно, совместно с братом был снят фильм об Азербайджане, который представлен в Вашингтоне и Брюсселе в посольствах нашей страны. Эта работа направлена на то, чтобы Азербайджан знали и имели представление о нем. В этой ленте о нашей республике рассказывают иностранные гости, что само по себе невероятно интересно: взгляд со стороны человека, соприкоснувшегося с культурой, отличной от привычной западному жителю. Возможно, придет время, когда я перестану заниматься передачей «Oralar», надеюсь не скоро, но… Однако писать буду пожизненно. Потому что, когда я не перевожу мысли в слова «на бумаге» начинаю испытывать дискомфорт. Пусть даже «в ящик», но непременно писать. Например, письма. Мне безумно нравилось это занятие. Я учился на факультете востоковедения, и мои сокурсники часто уезжали в различные страны: Тунис, Афганистан, Иран, Сирия, Ирак. Так вот у нас была этакая интеллектуальная «верхушка», которая любила эпистолярный жанр. Мы писали друг другу долгие пространные письма. А сейчас… Знаете, я до сих пор люблю писать в тетради. Потом, конечно же, все переводится в электронный формат, но процесс «общения» бумаги и ручки мне ни что не заменит. Так мне легче думается, приходят какие-то словесные обороты. Так что пока глаза видят, а рука двигается и пальцы способны удержать авторучку, я буду писать.
- А путешествия?
- Надеюсь, у меня будет возможность продолжать свои географические открытия. Моя мечта, признаюсь честно, отправиться в поездку без камеры. Просто наедине с самим собой. Когда нет необходимости просыпаться утром и бежать куда-то снимать очередной сюжет.  А проснуться тогда, когда захочется, неспешно выпить чаю, выйти, положив руки в карманы и бесцельно слоняться по улицам, переулкам, паркам, вразвалочку шествуя по городу. Задержаться в симпатичном кафе, выпить чего-нибудь и спокойно покуривая, разглядывать прохожих. Сегодня мне такое времяпровождение пока не доступно: быстро упаковал или распаковал камеру, постоянная нехватка времени, казенный автомобиль…
- Интересно, а вернувшись без камеры туда, где уже удалось побывать, изменились бы ваши впечатления?
- Вполне вероятно. Хотя, с другой стороны, в каждой поездке устраиваются «разгрузочные» вечера. Оставляя камеру в гостинице, отправляемся на неформальную прогулку. И вот, начинаю чувствовать, что мне не хватает этой самой камеры. Глаз уже автоматически «ловит» интересные моменты, а рука так и тянется, чтобы запечатлеть их на пленку. Замечаю за собой, что на многое смотрю взглядом режиссера. Как говорят – гляжу на мир через объектив. Это своего рода зависимость, порой напрягающая. Возникает мысль о том, почему окружающие люди ходят, смотрят, восхищаются, восторгаются, не будучи привязанными к определенным предметам, а мой мозг работает постоянно, не переходя в режим простого нормального восприятия. А ведь так хочется! Но это исправимо. Глядишь, к старости, будучи уже дряхлым, передвигающимся с палочкой избавлюсь от всех зависимостей…
- Не надо кокетства, господин Гарибов! Я не могу представить вас в таком качестве! Ваша гордость не позволит подобному случиться.
-  Кстати о гордости. Мне доводилось бывать во многих арабских странах. Самые гордые люди проживают на территории Иордании, что произвело на меня очень хорошее впечатление. В отличие от Египта, оставившего тягостное ощущение: понятно, что страна не богатая, но наглое выспрашивание денег переходит границы. Даже в пятизвездочной гостинице официант, принесший стакан воды непременно попросит «бахшиш». А у жителя Иордании никогда не возникнет даже мысли о таком шаге. Попытайтесь заплатить ему за стакан воды, он обидится! В жителях этой страны ощущается чувство собственного достоинства, хотя нельзя сказать, что живут там сплошные миллионеры. Они не позволяют себе унижаться. Поэтому и достопримечательности воспринимаются совершенно по-другому. Все величие египетских пирамид убивается повсеместным торгашеством. Помню, по возвращению из Египта, на вопросы друзей о впечатлении от этих самых пирамид, ответил, что этим памятникам крупно не повезло с месторасположением. Будь они построены где-то в цивильном месте, наверняка выглядели бы совершенно иначе. Давно был бы налажен отличный сервис, обеспечивающий удобство туристам. Пыль и зной можно перетерпеть, но толпы нищих способны отбить охоту еще раз посетить это место. Так и у меня осталось двойственное впечатление от Египта…
- Разве в Европе нет нищих?
- Подобное можно увидеть в бедных кварталах Парижа, Лондона… Но туристы практически не попадают в них.
- А какой самый величественный город, по мнению Азера Гарибова?
- Рим, безусловно! И хотя сам я не очень в восторге от развалин, но Рим способен поразить человека одними только своими тысячелетиями, чувствующимися в каждом камне мостовой. Именно там, человек полностью может ощутить Время, измеряющееся не столетиями, а определением «до нашей эры». В конце концов, не стоит забывать, что Римская Империя колыбель цивилизации: ее размах, то, что она несла, расширяясь другим народам прогресс, развитие, культуру. Именно она принесла в Европу водопровод и канализацию, что по тем временам было огромным достижением. А юристы и по сей день изучают «Римское право». Гуляя по Вечному городу, начинаешь убеждаться, что история идет по кругу: меняются декорации, добавляется технический прогресс, а отношения в обществе мало чем изменились. Не могу не признаться в любви к Италии, которая очень близка нам по духу. Я наслаждаюсь всем, что окружается меня, будучи в этой стране. Но и здесь отдаю предпочтение югу, где много небольших городков напоминающих порой декорации к фильму. А водители Сан Ремо, подобно нашим, не пристегивают ремни безопасности, что для Европы полный нонсенс. Также могут задевать проходящих мимо девушек из окна автомобиля, подшучивают друг над другом, в салоне играет на полный ход музыка.
- Ваша следующая географическая точка, куда вы отправляетесь?
- После того, как я побывал в Петре, меня стало неудержимо тянуть в места «скопления пластов цивилизации». Теперь вот Сирия, кладезь пересечения исторического наследия. Это страна, где (условно выражаясь) расположено столько культурных слоев на один квадратный километр, что диву даешься. Места, упоминание о которых есть в древнейших манускриптах. Там где Каин убил брата своего, а в некоторых селениях и сегодня используют арамейский язык, на котором говорил Иисус Христос. Там покоится прах великого Насими.
Восток, это бесконечный океан открытий в прошлом. Там время тоже исчисляется тысячелетиями. Мне повезло, что удалось побывать в Ливане, до начала военных действий. На территории этой страны было много интересных исторических мест. Бейрут был потрясающе красивым городом, но, в тоже время лишь какой-то стороной. Отойдя немного в сторону от «парадного входа», в глаза бросались стоящие вперемешку новостройки и хибары. Но, не смотря ни на что, огромное преимущество ближневосточных стран, потрясающий сервис, который не встретишь даже в самых «крутых» европейских гостиницах. Удивительно, но чем беднее страна, тем роскошнее в ней отели. Великолепие, граничащее с подобострастием, желание персонала во всем угодить постояльцу. Подобное я наблюдал и в Индии, где среди ужасающей антисанитарии, возвышался прямо сказочный отель, предлагающий сервис высочайшего уровня. Так что не стоит судить о стране однобоко. И вообще, сегодняшние реалии таковы, что Восток активно вторгается в европейскую жизнь. Примеров тому масса. И кто знает, что нас ждет через пару десятков лет…

Другие материалы в этой категории: Создавая визитную карточку »